Форум сайта "Право для военнослужащих" http://trof-av.narod.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Учет служебного времени.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Вопросы правовой регламентации дополнительного отдыха военнослужащих, несущих службу в суточном наряде

В юридической прессе неоднократно рассматривались вопросы, связанные с реализацией права военнослужащих на дополнительный отдых*(1). Эта тема остается актуальной.
В соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" (далее - Закон) общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, за исключением случаев, указанных в п. 3 ст. 11 Закона, не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Привлечение указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в иных случаях компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. Порядок учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха определяется Положением о порядке прохождения военной службы.
Согласно п. 3 ст. 11 Закона боевое дежурство (боевая служба), учения, походы кораблей и другие мероприятия, перечень которых определяется Министром обороны Российской Федерации (руководителем иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба), проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени. Дополнительные сутки отдыха, компенсирующего военнослужащим участие в указанных мероприятиях, в счет основного и дополнительных отпусков не засчитываются и предоставляются в порядке и на условиях, которые определяются Положением о порядке прохождения военной службы.
Военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, участвующим в мероприятиях, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, по их просьбе вместо предоставления дополнительных суток отдыха может выплачиваться денежная компенсация в размере денежного содержания за каждые положенные дополнительные сутки отдыха. Порядок и условия выплаты денежной компенсации устанавливаются руководителем федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба.
Приказом Министра обороны Российской Федерации "О порядке и условиях выплаты военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, денежной компенсации вместо предоставления дополнительных суток отдыха" от 14 февраля 2010 г. N 80 (далее - приказ N 80) был определен порядок выплаты денежной компенсации военнослужащим, участвующим в мероприятиях, проводимых при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени. Одновременно были внесены изменения в приказ Министра обороны Российской Федерации "Об утверждении Перечня мероприятий, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени военнослужащих" от 10 ноября 1998 г. N 492. Из Перечня, наряду с такими видами служебной деятельности, как нахождение в служебных командировках, несение службы оперативными дежурными на командных пунктах, пунктах управления и в составе оперативных групп, были исключены и такие мероприятия, как несение внутренней, гарнизонной и караульной служб.
Вопрос о том, является ли боевым дежурством несение службы оперативными дежурными на командных пунктах и пунктах управления и соответственно обосновано ли исключение данного вида служебной деятельности из названного выше Перечня, предметом настоящей статьи не является. Речь пойдет о компенсации военнослужащим, привлекаемым к несению внутренней службы, и в частности к несению службы в суточном наряде. Не требует доказательства тот факт, что к данному виду служебной деятельности привлекается большинство военнослужащих, проходящих военную службу по контракту. Не вызывает сомнений и то обстоятельство, что несение службы в суточном наряде длится более нормальной продолжительности ежедневного служебного времени, которое, как правило, составляет 8 часов. А значит, в конечном итоге общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащего, привлекаемого к таким нарядам, зачастую превышает нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени. Последняя, как известно, не должна превышать 40 часов.
Как следует из ст. 11 Закона, денежная компенсация вместо положенных дополнительных суток отдыха предусмотрена только в случае привлечения военнослужащего к мероприятиям, проводимым при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени. Не до конца ясно, почему права на получение такой компенсации изначально были лишены военнослужащие, привлекаемые к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени и (или) к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни. Однако такова позиция законодателя. Теперь же, с изданием приказа N 80, еще более значительная часть военнослужащих лишилась права на получение денежной компенсации взамен дополнительных суток отдыха и единственным способом компенсации при превышении продолжительности их еженедельного служебного времени вследствие несения службы в суточном наряде является предоставление таким военнослужащим дополнительных суток отдыха. Однако возникает резонный вопрос: как теперь это время правильно рассчитывать и учитывать?
Напомним, что в соответствии с Порядком учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха (далее - Порядок (приложение N 2 к Положению о порядке прохождения военной службы*(2)), учет времени привлечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени (сверхурочное время) и отдельно учет привлечения указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни (в часах), а также учет (в сутках) предоставленных им дополнительных суток отдыха в соответствии с п. 1 ст. 11 Закона и предоставленного им времени отдыха (в часах) ведется командиром подразделения в журнале. Форма и порядок ведения журнала устанавливаются руководителем федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба. Правильность записей в журнале еженедельно подтверждается подписью военнослужащего.
Форма и порядок ведения журнала учета времени привлечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, привлечения этих военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни и предоставления им дополнительного времени отдыха (далее - журнал) установлены приложением N 8 к Инструкции по организации прохождения военной службы офицерами и прапорщиками (мичманами) в Вооруженных Силах Российской Федерации (далее - Инструкция), утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации "Об организации прохождения военной службы офицерами и прапорщиками (мичманами) в Вооруженных Силах Российской Федерации" от 30 сентября 2002 г. N 350.
Согласно п. 5 Порядка время привлечения военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к мероприятиям, проводимым без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, учитывается в сутках*(3). За каждые трое суток привлечения к таким мероприятиям военнослужащему предоставляются двое суток отдыха (из расчета распределения служебного времени и времени отдыха в одних сутках - 8 часов и 12 часов). Время отдыха, компенсирующее участие в данных мероприятиях, предоставляется военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, как правило, по окончании этих мероприятий с учетом необходимости поддержания боевой готовности подразделения и интересов службы. Таким образом, ранее за каждые три суточных наряда, например в качестве дежурного по полку, военнослужащий по своему усмотрению вправе был рассчитывать на два дополнительных дня отдыха. При этом, не имело значения то, в какие именно дни (рабочие или выходные (праздничные)) осуществлялось несение службы в наряде.
Итак, учет в сутках ведется только в отношении мероприятий, проводимых без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени и только в отношении указанных мероприятий Порядком предусмотрено предоставление двух суток отдыха за каждые трое суток привлечения к ним. В журнале этот учет не ведется, что, собственно, следует из содержания вышеуказанного приложения N 8 к Инструкции. Как отмечают авторы Комментария к Положению о порядке прохождения военной службы, в таком учете отсутствует необходимость вследствие того, что привлечение военнослужащих к данным мероприятиям проводится в настоящее время на основании приказов*(4).
Логично предположить, что поскольку служба в суточном наряде теперь уже не относится к мероприятиям, проводимым без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, постольку и ее учет в сутках вестись не должен. Соответственно и правило "двое суток отдыха за трое суток службы в наряде" не должно применяться при решении вопроса о предоставлении военнослужащим дополнительных суток отдыха при привлечении их к несению службы в суточном наряде.
Таким образом, единственным предусмотренным действующим законодательством способом учета сверхурочного времени, возникающего вследствие службы в наряде, остается его учет не в сутках, как ранее, а в часах. Соответственно вестись этот учет должен в журнале.
Заметим что, строго говоря, под сверхурочным временем в Порядке подразумевается привлечение военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы именно в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени. Привлечение к тем же обязанностям в выходные и праздничные дни сверхурочным временем не называется (своей терминологии не имеет) и ведется отдельно. Однако, так же как и учет сверхурочного времени, этот учет ведется в часах, и принципиальной разницы между двумя этими видами учета нет, за исключением того, что исчисление суммарного времени исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни ведется с учетом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно. Представляется обоснованным распространение этого правила и на случай несения службы в суточном наряде в выходные дни.
Далее в тексте настоящей статьи и сверхурочное время, и время привлечения к исполнению обязанностей военной службы в выходные или праздничные дни, учитываемое в часах, называть словом "переработка".
Как следует из п. 3 Порядка, когда суммарное сверхурочное время (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни с учетом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно) достигает величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску. Таким образом, при регламенте служебного времени предусматривающем, например 8-часовой рабочий (служебный) день, военнослужащему предоставляются дополнительные сутки отдыха, когда суммарное время "переработки" достигнет указанной цифры. Это суммарное время включает в себя как сверхурочное время, так и время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни, т.е., например, если военнослужащий, проходящий службу в подразделении с пятидневной рабочей неделей и 40-часовым регламентом еженедельного служебного времени, в течение недели работал два дня по 8 часов, три дня по 9 часов, а затем еще на 5 часов (с учетом времени прибытия на службу и обратно к месту жительства) был привлечен к исполнению обязанностей военной службы в выходной день, то его "переработка" составила 8 часов и ему могут быть предоставлены дополнительные сутки отдыха.
Вроде бы, все верно. Однако при таком подходе к подсчету "переработки", возникающей вследствие несения службы в суточном наряде, получаем весьма интересный результат, который, по мнению автора настоящей статьи, вполне обоснован. Рассмотрим в качестве примера наряд дежурного по полку и для начала ответим на вопрос: сколько же часов длится это дежурство? Еще раз отметим, что если наряд выпал на выходные дни, то время службы в наряде, согласно п. 3 Порядка, включает в себя время прибытия к месту несения службы и обратно. Упростим задачу и исключим эти интервалы времени. Остается "чистое" время службы в наряде, начало которого - момент прибытия военнослужащего, заступающего дежурным, на развод, а конец - момент доклада заступающего и сменяющегося дежурных командиру полка о приеме и сдаче дежурства. Даже при таком "скромном" подсчете становится понятным, что время исполнения обязанностей военной службы военнослужащего при несении службы в качестве дежурного по полку составляет не менее 25 часов. Теперь от этой цифры отделим "переработку". Сделаем это на примере 40-часового недельного регламента служебного времени, 5-дневной рабочей недели с началом рабочего дня в 8.00, окончанием - в 17.00 и обеденным перерывом с 13.00 до 14.00.
В соответствии со ст. 276 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (далее - УВС ВС РФ) личному составу, заступающему в суточный наряд, в день заступления, в часы, указанные в распорядке дня (регламенте служебного времени), должно быть предоставлено не менее трех часов, а при заступлении в караул через сутки - не менее четырех часов для подготовки к несению службы, в том числе не менее одного часа для отдыха (сна). В различных подразделениях на практике имеют место свои особенности подготовки лиц, заступающих в суточный наряд, и соответственно свои временные интервалы такой подготовки. Какую-то часть рабочего времени в день заступления в наряд военнослужащий отдыхает, т.е. условно в этот день он "не дорабатывает". Соответственно эту часть времени заранее вычтем из указанных 25 часов.
Например, по месту службы автора настоящей статьи инструктаж и иные служебные мероприятия, связанные с подготовкой к заступлению в наряд, проводятся до 13 часов в день заступления. Затем следует обеденный перерыв и обязательный отдых, предусмотренный той же ст. 276 УВС ВС РФ. Таким образом, из указанного выше 25-часового интервала исключим три часа (период отсутствия военнослужащего на службе с 14.00 до 17.00).
Далее, на общее время несения службы в суточном наряде приходится и продолжительность следующего рабочего дня. Следовательно, вычтем еще 8 часов. Спорным является вопрос, следует ли вычитать из оставшегося количества времени еще и те 4 часа отдыха (не снимая снаряжения и не раздеваясь) в наряде, которые предусмотрены ст. 264 УВС ВС РФ. По мнению автора настоящей статьи, нет, поскольку и в этот период военнослужащий считается исполняющим обязанности дежурного. Тем не менее, уменьшим оставшееся время на эти 4 часа, и даже, в угоду скептикам, еще на 2 часа, которые примерно тратит дежурный на личный завтрак, обед и ужин, находясь в наряде.
Итак, что получается? Конечный итог: (25 - 3 - 8 - 4 - 2) = 8 часов. Таким образом, в нашем примере даже при самом "неблагоприятном" для военнослужащего подсчете получаем 8-часовую "переработку". Следовательно, согласно п. 3 Порядка военнослужащему за такой наряд должны быть предоставлены дополнительные сутки отдыха, т.е. получается, что военнослужащий, неся службу дежурным по полку, "зарабатывает" больше дополнительного времени отдыха, нежели при участии в мероприятиях, указанных в Перечне. На первый взгляд, это кажется "перебором", поскольку, таким образом, за каждые три указанных дежурства должны предоставляться трое суток отдыха, а не как ранее - двое. Однако цифры - вещь упрямая и говорят сами за себя. Кроме того, например, в период похода кораблей, который может длиться месяцами, военнослужащие вряд ли ежедневно отдыхают только по 4 часа, как это имеет место при исполнении обязанностей дежурного по полку.
Еще более неожиданным получается результат в случае, когда военнослужащий в примере с вышеуказанным регламентом служебного времени заступает в наряд с субботы на воскресенье. В этом случае "переработка" составляет как минимум 16 часов (не учитываются 8 часов, приходящиеся на рабочий день). Соответственно военнослужащему должно быть предоставлено как минимум двое дополнительных суток отдыха. Это вполне логично, если учесть, что тот выходной, который он провел в наряде, должен был быть ему предоставлен, собственно, за отработанную 40-часовую неделю. Но ведь, кроме того, при несении службы в наряде в выходной день неизбежно возникает "переработка", поскольку суточный наряд на то и суточный, что длится минимум сутки, а не 8 часов. Следовательно, одни дополнительные сутки являются компенсацией за не предоставленный выходной по "результатам трудовой недели", а вторые, собственно говоря, за "переработку". В случае предоставления военнослужащему за несение службы в указанном наряде в выходные дни только одних суток отдыха не приходится говорить о равном праве на отдых военнослужащих, проходящих службу в одном подразделении, поскольку, например, военнослужащий, проработавший 40-часовую неделю и, кроме того, заступивший в выходные дни в суточный наряд, а в понедельник получивший "отгул", имеет в конечном итоге за прошедшую неделю одинаковое количество суток отдыха по сравнению с иными военнослужащими, которые в наряд не "сходили". Это явно указывает на то, что компенсацию за "переработку", возникшую вследствие несения службы в суточном наряде сверх нормальной продолжительности ежедневного (а в конечном итоге еженедельного) служебного времени, военнослужащий не получил.
Итак, в нашем примере предоставление одних дополнительных суток отдыха, например в понедельник, компенсирует военнослужащему "пропавший" выходной, который был ему положен за "трудовую" неделю, или, что в конечном итоге то же самое, это компенсация лишь за 8 из 16 часов привлечения его к исполнению обязанностей военной службы в выходной день сверх установленной нормальной продолжительности еженедельного служебного времени. Еще 8 из 16 часов "переработки" остаются не компенсированными. Если "трудовые" часы перевести в деньги, то получаем в конечном итоге дискриминацию в оплате труда.
Еще один вопрос, который в рамках настоящий статьи хотелось бы поставить: это вопрос о том, вправе ли военнослужащие присоединять "переработку" к основному отпуску.
Из содержания п. 1 ст. 11 Закона, п. 3 Порядка, а также формы и порядка ведения журнала, можно сделать вывод о том, что продолжительность предоставленной компенсации должна соответствовать времени "переработки". Соответственно она может быть менее 8 часов. В то же время если такая компенсация своевременно (в течение текущей недели) решением командира не была предоставлена (что следует расценивать как невозможность предоставления компенсации соответствующей продолжительности) и время "переработки" суммарно достигло величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени, то с этого момента у военнослужащего одновременно с правом на получение дополнительных суток отдыха возникает и право по своему усмотрению использовать эти сутки - либо до начала основного отпуска, либо присоединить их к нему. При этом, по мнению автора, должностные лица, предоставляющие военнослужащему дополнительный отдых до начала отпуска, не вправе дробить накопившуюся у военнослужащего "переработку", кратную величине ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени, на временные интервалы менее этого времени. Соответственно если регламент служебного времени предусматривает 8-часовой рабочий день, то военнослужащему, имеющему "переработку" той же продолжительности, по его желанию должны быть предоставлены дополнительные сутки отдыха целиком. Предоставление же, например, вместо целых суток по одному дополнительному часу отдыха ежедневно на протяжении нескольких дней или недель якобы в интересах службы должно рассматриваться как неправомерные действия должностного лица.
В заключение следует отметить, что в каждом конкретном случае, в зависимости от того, в какие дни и к какому именно суточному наряду привлекается военнослужащий, а также содержания соответствующих инструкций, регламентирующих распорядок дня и несение службы в этом наряде, должна рассчитываться и соответствующая "переработка", подлежащая фиксации в журнале. Поэтому при отсутствии в подразделении журнала доказать свое право на дополнительный отдых будет затруднительно.
Следует помнить, что надлежащее ведение журнала является не правом, а обязанностью командиров подразделений.

Р.А. Трощенко,
преподаватель Краснодарского ВВАУЛ, подполковник

"Право в Вооруженных Силах", N 12, декабрь 2010 г.
_________________

0

2

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е № - кг
15 января 2007 года г.Санкт-Петербург

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОКРУЖНОЙ ВОЕННЫЙ СУД
в составе:

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩЕГО полковника юстиции ГОГИНА А.В.,
СУДЕЙ: полковника юстиции ПОЗДНЯКОВА С.И.,
полковника юстиции ПЕСТУНОВИЧА В.И.

рассмотрел в судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе военного прокурора ленинградского военного округа на решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 30 ноября 2006 года и дополнительное решение этого суда от 4 декабря 2006 года по заявлению подполковника запаса СЕНТЮРИНА А.Б. на действия военного прокурора Ленинградского военного округа, связанные с исключением из списков личного состава части в связи с увольнением с военной службы.

Заслушав доклад судьи ГОГИНА А.В., объяснение представителя военного прокурора ЛенВО полковника юстиции КОЧУРЫ А.А. в поддержку доводов кассационной жалобы, заключение начальника отдела военной прокуратуры ЛенВО полковника КОВАЛЕВА А.А., полагавшего необходимым решение отменить, окружной военный суд

У С Т А Н О В И Л:

СЕНТЮРИН обратился в суд с заявлением, в которой просил признать незаконным приказ военного прокурора ЛенВО от 8 сентября 2006 года № 122 об исключении его из списков личного состава части в связи с увольнением с военной службы, поскольку на день исключения он не был полностью обеспечен вещевым имуществом, и, кроме того, ему не были предоставлены дополнительные сутки отдыха, положенные ему за участие в мероприятиях, проводимых без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени.

Рассмотрев данное заявление, суд удовлетворил его, обязав военного прокурора ЛенВО восстановить заявителя в списках личного состава военной прокуратуры до обеспечения его положенными видами довольствия, с предоставлением 12 дополнительных суток отдыха. При этом суд указал, что заявитель на день исключения из списков личного состава военной прокуратуры не был в полной мере обеспечен положенным ему вещевым имуществом, и ему не были предоставлены дополнительные сутки отдыха.

В кассационной жалобе военный прокурор ЛенВО выражает несогласие с решением суда и указывает, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и неправильно применил нормы материального права. В жалобе отмечается, что заявитель заблаговременно был извещен о дате исключения из списков личного состава прокуратуры и имел достаточно времени для получения положенного ему имущества. По мнению военного прокурора ЛенВО, заявитель умышленно затягивал получение вещевого имущества, «не проявил необходимых для данного случая настойчивости и пунктуальности». За получением вещевого имущества заявитель обратился 18 сентября 2006 года, т.е. лишь через неделю после получения соответствующей накладной. Более того, до даты исключения из списков личного состава военной прокуратуры, СЕНТЮРИН за вещевым имуществом не обращался. Отсутствие на складе необходимых заявителю размеров некоторых наименований вещевого имущества, делается вывод в жалобе, особенно с возможностью их обмена в дальнейшем или пошива, не может являться основанием для вывода о неполном обеспечении заявителя вещевым имуществом. В жалобе утверждается, что решение противоречит и положениям Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года №14. Кроме того, в жалобе выражается несогласие и по вопросу предоставления заявителю дополнительных суток отдыха, поскольку, как считает автор кассационной жалобы, законных оснований к этому не имеется.

В заключение в жалобе ставится вопрос об отмене решения суда и вынесении нового решения об отказе в удовлетворении заявления СЕНТЮРИНА.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, окружной военный суд не находит оснований для ее удовлетворения.

Из материалов дела видно, что требования СЕНТЮРИНА рассмотрены с достаточной полнотой и тщательностью. При этом суд вопреки утверждению в кассационной жалобе правильно определил юридически значимые обстоятельства, исследовал и проанализировал необходимые доказательства. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. В их основе лежит правильное применение и толкование норм материального права.

По делу бесспорно установлено, что заявитель своевременно, до исключения из списков личного состава, обратился на вещевой склад за получением положенного ему вещевого имущества. При этом часть такого имущества заявителю не была выдана по причине отсутствия на складе соответствующих размеров.

Данное обстоятельство в тот же день было доведено заявителем рапортом до руководства военной прокуратуры с указанием о несогласии с исключением из списков личного состава прокуратуры без полного расчета по всем видам довольствия (л.д.7).

Исследованными материалами дела также установлено, что руководство военной прокуратуры округа, зная о такой ситуации, не приняло никаких мер для своевременного обеспечения заявителя вещевым имуществом. Лишь через неделю после исключения заявителя из списков личного состава СЕНТЮРИНУ был направлен ответ, в котором по существу вина на неполучение вещевого имущества была возложена на самого заявителя.

Содержащееся в кассационной жалобе утверждение о том, что заявитель умышленно затягивал получение вещевого имущества, «не проявил необходимых для данного случая настойчивости и пунктуальности» не может быть признано обоснованным.

Требования заявителя обоснованно рассматривались применительно к положениям подраздела 3 ГПК РФ, как дело, возникающее из публично-правовых отношений.

Согласно ч.1 ст.249 ГПК РФ обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие).

Каких-либо доказательств, подтверждающих возможность для заявителя своевременно получить причитающееся ему вещевое имущество или свидетельствующих об его умышленных действиях, направленных на более позднее исключение из списков личного состава прокуратуры, ответчиком е представлено.

Более того, объяснениями начальника вещевого склада установлено, что в день обращения заявителя на склад, на день исключения его из списков личного состава прокуратуры вещевое имущество, нужных ему размеров, на складе отсутствовало. Не имелось его и на день судебного разбирательства.

В соответствие с п.16 ст.34 положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением. До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается.

Каких-либо исключений из данного требования Положение не содержит. Поэтому необеспечение военнослужащего даже некоторыми предметами вещевого имущества не может рассматриваться как полное обеспечение и как основание для исключения его из списков личного состава части.

Поэтому суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что СЕНТЮРИН на день исключения из списков личного состава прокуратуры не был полностью обеспечен вещевым имуществом. При таких обстоятельствах приказ об исключении заявителя из списков личного состава прокуратуры не может быть признан законным.

Вопреки утверждению в кассационной жалобе решение суде не противоречит и Постановлению Пленума Верховного суда РФ от 14 февраля 2000 года №14. Суд пришел к обоснованному выводу о том, что нарушенные права заявителя должны быть восстановлены путем восстановления его в списках личного состава прокуратуры округа.

Правильное решение принято судом первой инстанции и по вопросу предоставления заявителю дополнительных дней отдыха.

По делу бесспорно установлено, что заявитель неоднократно направлялся в командировки, которые министром обороны РФ отнесены к мероприятиям, проводимым без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени.

Согласно вышеназванному Положению военнослужащим, привлекаемым к подобным мероприятиям, предоставляются дополнительные сутки отдыха.

По делу установлено, что не отрицается и ответчиком, что в установленном порядке такие сутки отдыха ответчику не предоставлялись.

Кроме того, следует иметь в виду, что в связи с восстановлением заявителя в списках личного состава прокуратуры, доводы о необоснованности предоставления заявителю дополнительных дней отдыха не являются значимыми.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.360 и 361 ГПК РФ, окружной военный суд

О П Р Е Д Е Л И Л:

Решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 30 ноября 2006 года и дополнительное решение этого суда от 4 декабря 2006 года по заявлению подполковника запаса СЕНТЮРИНА А.Б. на действия военного прокурора Ленинградского военного округа, связанные с исключением из списков личного состава части в связи с увольнением с военной службы, оставить без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ
СУДЬИ:

0

3

В текущем году получилось так, что я заступал на боевое дежурство через день - существовала кадровая проблема. Сейчас я хочу чтобы мне предоставили дополнительные дни отдыха за "переработку" на боевом дежурстве. Графики нарядов и соответствующие приказы по части о заступлении есть в делопроизводстве части.
Подсчёт дополнительных дней отдыха провожу так: я  суммирую время несения службы за неделю, вычитаю 40 часов и оставшиеся часы делю на 8 часов рабочего дня получаю количество дополнительных дней отдыха.
   В частности, за февраль получилось 26 дней и 1 час дополнительного отдыха.  Командир говорит что такого дополнительного отдыха быть не может - в феврале всего 28 дней. Тем более что за дежурство мне идёт надбавка и после смены с дежурства я отдыхаю сутки до следующего заступления. За 4 месяца набралось 70 дней отдыха.  Правильно ли я делаю подсчёт и имею ли я право истребовать эти дни?
С уважением,
               Станислав.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC